ЛЕДОВАЯ ДОРОГА 1942 ГОДА

В истории холодных зим на Керченском полуострове — зимы военного времени. Мороз, сковавший Керченский пролив зимой 1941–42 гг., стал союзником Красной Армии, позволив организовать переправу наших войск с Таманского полуострова на Керченский. Ледовую переправу можно назвать одной из интереснейших страниц истории Крымского фронта.


В Керченском историко-культурном заповеднике хранятся замечательные материалы из архива генерал-лейтенанта инженерных войск Александра Ивановича Смирнова-Несвицкого, рассказывающие о тех событиях.

В ночь на 31 декабря 1941 г. в Керченском проливе начался ледостав. 51-я армия получила директиву организовать тщательное наблюдение за ледовой обстановкой и быть готовой к переправе. Начальник инженерных войск армии полковник В. П. Шурыгин со своим штабом приступил к инженерной разведке льда в проливе и одновременно начал готовить всевозможные средства, способные облегчить переправу войск по льду. Срочно были разработаны чертежи ледоступов, лыж, салазок, саней для перехода людей и перевозки материальной части. Например, ледоступы представляли собой доски длиной 500 мм, шириной 150 мм, толщиной 25 мм, нос которых был загнут и утолщён набивкой, по бокам скобки и проволоки для крепления к ноге. Ледоступов и салазок было сделано свыше полутора тысяч, саней — несколько десятков. Очень много было заготовлено верёвок.

3–5 января 1942 г. активно проводилась инженерная разведка. Обвязав себя верёвками, разведчики двигались гуськом, проверяя пешнями толщину льда, продвигая за собой доски для перекрытия трещин-разводней: перекрытые досками, эти трещины быстрее замерзали. Благодаря хорошей организации и принятым мерам предосторожности, несмотря на сильные морозы и северо-восточный ветер, среди личного состава не было обморожений и потерь. По проложенному пути с 6 января 1942 г. начала переправляться пехота, а также пулемёты на волокушах. Тяжёлую артиллерию из-за непрочности льда переправлять было нельзя. На Керченский полуостров в эти дни были переправлены 132-й мотоинженерный, 6-й мотопонтонный, 75-й инженерный батальоны, два строительных и один инженерно-строительный батальоны.

К середине января 1942 г. температура упала до 18–20 градусов мороза. Лёд сковал пролив в районе рыбацкого посёлка Жуковка. Здесь помощь военным оказали опытные рыбаки колхоза имени 1 Мая. Группа рыбаков была зачислена на котловое довольствие 75-го инженерного батальона и приступила к работе. Главным образом, проверялась толщина льда. Утром 19 января началась его разведка. По восьми маршрутам пошли восемь групп по 10–12 человек во главе с командиром и одним-двумя проводниками-рыбаками. Разведка выявила, что толщина льда колеблется от четырнадцати до двадцати сантиметров, ледостав сплошной, трещины не встречаются. Попадающиеся торосы требовалось скалывать или прокладывать в них проходы.

С 19 февраля 1942 г. в 22 часа начала действовать вторая ледовая переправа, по которой уже можно было переправлять не только людей, но и артиллерию, и гружёные автомашины. На каждом из восьми маршрутов были проложены два-три пути, обозначенные вехами. Весь путь разделялся на участки по три километра. Колонна шла по льду на правом фланге около пяти часов, в центре и на левом фланге — два-три часа. Выпуск новой колонны с исходного берега допускался только после прохождения предыдущей первого контрольного поста и проверки состояния льда, то есть через 2–2,5 часа.

Сапёры контролировали состояние льда, проводили, в случае необходимости, его усиление; в их задачу входило устройство переходов со льда на материк, так как морской лёд имел очень слабый припай с берегом. Инженерный резерв находился в Жуковке. В его состав входили и водолазные подразделения, которые производили спасательные работы. Для управления и контроля за ходом переправы была установлена проводная связь. Штаб начальника ледовой переправы А. И. Смирнова-Несвицкого напрямую связывался со всеми исходными точками, контрольными станциями и станциями прибытия. В случае пурги колонны шли в сопровождении рыбаков и сапёров. Лошадей вели на поводу, дверцы автомашины открывались. Если нарушался покров льда, машина погружалась в воду в течение 15–20 минут. За это время производилась её разгрузка. С пяти утра выпуск колонн прекращался. В нелётные для авиации дни переправа осуществлялась и днём. За весь период ледовой переправы утонул 1 человек, 1 орудие, до 60 машин. Техника поднималась водолазами 75-го инженерного батальона, ремонтировалась и ставилась в строй.

Следует отметить, что за две с половиной недели существования этой переправы, немцы ни разу её не бомбили. Противник не верил в возможность переправы по льду, недооценил её значение. Сыграли также большую роль тёмное время суток и хорошая маскировка. Ледовая переправа действовала до 11 февраля 1942 г.

Всего по льду переправлено: около 100000 человек личного состава, 25903 лошади, 6517 автомашин, 296 орудий калибром до 122 мм, 46 тракторов, 10 танкеток, 8222 повозки, 103 полевые кухни.

Руководитель ледовой переправы А. И. Смирнов-Несвицкий отмечал, что примера такой переправы — во-первых, в условиях юга, а во-вторых, с переброской боевых эшелонов армии — в истории Великой Отечественной войны не было.

 

Текст: С. П. Литвинова, старший научный сотрудник отдела фондов КИКЗ

Фото. Керченский пролив в ледяных торосах. Аэрофотосъёмка Люфтваффе (дата неизвестна). Ссылка на источник фото: http://feodosia1945.blogspot.com/2011/02/kerch.html?m=1