«Проложить мечом путь сквозь половецкую орду»

860 лет назад, в 1151 году, родился князь новгород-северский и черниговский Игорь Святославич из рода Ольговичей, человек, которому судьбой было предначертано стать главным героем одного из величайших памятников древнерусской литературы — «Слова о полку Игореве».


В конце 80-х – начале 90-х годов XVIII века собиратель древнерусских рукописей Александр Иванович Мусин-Пушкин приобрёл у архимандрита Иоиля, настоятеля упразднённого Спасо-Ярославского монастыря, рукописный сборник XVI века на северо-западе Руси. В его состав входило несколько произведений светского характера, в том числе и «Слово о полку Игореве». С текста «Слова…» была сделана рукописная копия, а сам текст опубликован в 1800 году. Принадлежавшее А. И. Мусину-Пушкину собрание рукописей в 1812 году погибло в огне московского пожара, что породило массу сомнений в подлинности «Слова…». Однако историко-филологические исследования его текста, которые проводились и в XIX, и в XX в., доказали подлинность и самобытность этого уникального по своему художественному мастерству и стилистическому своеобразию произведения.

Поход князя Игоря, которому посвящено «Слово…», датируется 1185 годом (начало похода 23 апреля). Это было время распада прежде единого государства Киевской Руси, период княжеских усобиц, приводивших к ослаблению мощи русских княжеств. Враждовали не только отдельные князья, но и целые династии: потомки Олега Святославича Черниговского — Ольговичи (к ним принадлежал и князь Игорь) постоянно соперничали с Мономашичами — детьми и внуками Владимира Мономаха. Распрями князей пользовались враждебно настроенные половецкие ханы, совершавшие походы вглубь русских территорий.

В марте 1185 года Киевский князь Святослав Всеволодович при поддержке князя Рюрика из клана Мономашичей осуществил удачный поход против половецкого хана Кончака. Не дождавшись возвращения князей, Игорь с ближайшими родичами выступает из Новгород-Северского в свой роковой поход. Конечною целью Игорь Святославич ставил возвращение Тмутаракани из-под владычества половцев, во второй половине XI в. отторгнутую ими от Руси. В XI в. Тмутаракань была русским княжеством, тесно связанным с Черниговским, поэтому князь Игорь воспринимал её как отчину черниговских князей.

После удачного начала 11 мая войско Игоря было окружено половцами. В кровавой битве полегли тысячи русских воинов, а сам он попал в плен. Совершив удачный побег, князь, смирив гордыню, едет в Киев к Святославу просить помощи для обороны Новгород-Северского княжества.

Согласно мнению одного из авторитетнейших исследователей в области древнерусской истории Бориса Александровича Рыбакова, битва между русскими и половцами произошла у рек Орловой, отождествляемой с летописной Сюурлий, и Сухой или Мокрой Ялой — летописной Каялой. От верховий реки Самары, к бассейну которой относятся упомянутые реки, до Азовского моря — 1,5–2 дня пути, и неслучайно в тексте «Слова…» неоднократно упоминается море: «О, далече зайде сокол, птиц бья — к морю», «всплескала лебедиными крылы на синем море у Дону» и т. д. Для Игоря территории побережья Азовского и Чёрного морей «земля незнаема», но его дед, князь Олег Святославич, в своё время играл здесь значительную политическую роль, о чём прекрасно был осведомлен автор «Слова…».

В тексте называются и другие князья — Мстислав Черниговский, Роман Тмутараканский. Тмутараканское княжество как владение русских князей впервые упоминается в древнерусской летописи под 988 г., когда князь Киевский Владимир Святославич посадил на тмутараканский престол своего сына Мстислава. Однако местные племена касогов не желали признавать зависимость от русских, поэтому Мстислав в 1022 г. организует поход против них. Судьбу сражения должен был решить личный поединок князей — Мстислава Владимировича и местного князя Редеди. Победитель получит «богатства…, жену…, детей…, и землю…». Исходом поединка стало признание касожской общиной Мстислава как своего князя, каковым он оставался до 1036 г. После смерти Мстислава на княжество распространилась власть его брата Ярослава Мудрого.

После смерти Ярослава в 1054 г. Тмутаракань отходит его сыну Святославу, который сажает на престол княжества своего малолетнего сына Глеба. Но один из внуков Ярослава, Ростислав Владимирович, бежав из Новгорода, прибывает в Тмутаракань и, сместив Глеба, захватывает престол в 1064 г. Святослав в 1065 г. приводит на Тамань войско, Ростислав оставляет город, но после ухода княжеской дружины вновь возвращает себе власть над Тмутараканью. По-видимому, прочные связи с племенами Таманского полуострова, которые были у Ростислава, помогли ему переждать приход княжеской дружины. Опытный воин, сумевший заработать авторитет и влияние у местных племен, в глазах тмутараканской общины был более предпочтительным претендентом на престол, нежели молодой и неопытный Глеб.

В «Повести временных лет» содержится сообщение о прибытии к князю Ростиславу представителей византийской администрации в Таврике. Эта встреча закончилась трагически — русский князь был отравлен главой делегации. После смерти Ростислава на престол возвращается Глеб, ознаменовавший своё правление измерением расстояния между Тмутараканью и Корчевом. Результат был зафиксирован на так называемом «Тмутараканском камне». Вопреки сомнениям в его аутентичности, А. А. Медынцевой была доказана его подлинность. Надпись на Тмутараканском камне гласит: «В лето 6576 индикта 6 Глеб князь мерял море по леду от Тъмутороканя до Кърчева 10 000 и 4 000 сажен».

Некоторое время отец Глеба Святослав был великим князем Киевским; его сыновья контролировали Новгородскую, Ростовскую и Тмутараканскую земли. Но Святославу пришлось совсем недолго занимать желанный престол. Великий князь заболел, ему сделали операцию по вскрытию опухоли, после чего он умер 27 декабря 1076 года.

Уже 1 января 1077 года князья «целовали крест», т. е. принесли присягу новому великому князю Всеволоду, родному брату Святослава.

Великий князь лишил Глеба новгородского престола, а упомянутые в «Слове о полку Игореве» Роман Красный («Красивый») и Олег «Гориславич» находились — один на престоле в своем маленьком Тмутараканском княжестве, а Олега дядюшка Всеволод «вывел» из Владимира-Волынского, поселив под пристальным присмотром в преданном Всеволоду Чернигове.

Олег не стал ожидать решения своей участи владетельным родичем, а бежал к брату в далёкую Тмутаракань. После трагической смерти Глеба на охоте, Олег Святославич не мог не понимать, какая опасность грозит ему. Он объединился с таким же изгоем, своим двоюродным братом Борисом. Молодые князья двинулись на завоевание Чернигова, однако их войско было разгромлено. Борис погиб в бою, Олегу с небольшой дружиной удалось вернуться в Тмутаракань.

И теперь Роман Тмутараканский нанимает половецкие отряды и выступает против Всеволода. Однако искушённый политик Всеволод, имея за спиной потенциал Киевского и Черниговского княжеств, попросту перекупил половецких ханов — союзников Романа. Половцы отказались идти на Переяславль-Русский, и Роману пришлось повернуть назад, в причерноморские степи, где он был убит 2 августа 1079 года. Брата Романа — Олега — пленили «козаре», т. е. хазары, и отправили морем в Константинополь. Возможно, Роман выступил в поход сам, а Олег остался княжить в Тмутаракани, где действительно была очень сильная хазарская община. Олег попадает в Византию, где император Никифор III Фока содержит князя под домашним арестом в Константинополе.

В 1081 году Никифор III Фока был свергнут с престола полководцем Алексеем Комнином, взошедшим на престол под именем Алексея I. Он стал проводить внешнюю политику на основе тезиса: «Все бывшие греческие земли остаются греческими, только на время утраченными». В свете этой доктрины император мог обосновать свои притязания и на берега Северного Причерноморья, с его крепостями Боспор — Кърчев и Матраха — Тмутаракань.

Император предложил наследнику тмутараканского престола сделку: он помогает Олегу вернуть престол, а после смерти князя его земли отходят под власть империи. Был ли составлен письменный договор или он был заключен устно — неизвестно. Однако факт существования договора подтверждается тем, что позднее Алексей I заключит идентичный договор на тех же условиях с главою южно-итальянских крестоносцев Боэмундом Тарентским, князем Антиохийским.

В 1083 году князь Олег возвращается как законный правитель в Тмутаракань. Сначала он приказывает схватить новоявленных «правителей», но позднее отпускает их с миром. А вот «козар», инициаторов его пленения, приказывает убить.

После смерти великого князя Всеволода Олег собирает войско и отправляется воевать за возвращение своих наследственных черниговских земель. Но месть за прежние обиды толкает его всё дальше и дальше, он захватывает земли и других князей, в частности, своего бывшего боевого соратника Владимира Мономаха.

После ухода князя из Тмутаракани упоминания об этом княжестве более не встречаются в русских летописях — видимо, договор с императором вступил в силу. Умер Олег в 1115 г. Он в «Слове о полку Игореве» вспоминается не случайно. Политику Игоря автор рассматривает как политику «родовую», ведущую своё начало от Олега, злоупотребившего своею властью — «мечом», каждый взмах которого «ковал» раздоры и распри. Фигура Олега в «Слове» символизирует княжеские раздоры, которые привели к трагическим последствиям похода его внука — князя Игоря Святославича.

 


Текст: Е. Д. Артёменко
Фото (титульное): гравюра В. А. Фаворского к «Слову о полку Игореве» (1950-е гг.).
Из открытых интернет-источников