ЕВГЕНИЙ ХАЛДЕЙ — ФОТОЛЕТОПИСЕЦ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ КЕРЧИ

В 2020 г. Восточно-Крымский историко-культурный музей-заповедник принял участие в Международной историко-патриотической программе «Неделя Памяти», организованной Севастопольским региональным отделением Общероссийской общественной организации «Ассамблея народов России» и Представительством Международного союза неправительственных организаций «Ассамблея народов Евразии» в г. Севастополе. В рамках программы была проведена Международная научно-практическая конференция «Верность памяти Защитников Отечества: сохранение исторической правды о Великой Отечественной войне».  Сотрудники музея-заповедника выступили с докладом «Евгений Халдей — фотолетописец военной истории Керчи», получившим высокие отзывы и в том же году вышедшим в сборнике статей «Крымская Евразийская школа содружества».

Представляем Вашему вниманию материалы доклада. Публикация приурочена к 105-летию со дня рождения Евгения Халдея.


Великая Отечественная война навсегда вошла в историю человечества. Она напоминает о себе не только кинофильмами, мемуарной и художественной литературой, памятниками и обелисками. В реалиях сегодняшнего дня — попытки пересмотра её итогов, вновь поднимает голову идеология человеконенавистничества, а возрождающийся нацизм несёт с собой смерть и разрушения. Поэтому так важно помнить об этой войне, не забывать её уроков.

Среди достоверных и впечатляющих документов, связанных с войной, — фронтовые фотографии, которые для нас и будущих поколений навсегда сохранили зримый образ Великой Отечественной войны: героизм и трагедию, разрушенные города и сёла, лица фронтовиков и тех, кто ковал Победу в тылу.

Одно из самых значительных наследий, исполненное высокого героического пафоса и исторического символизма, оставил нам Евгений Халдей — один из наиболее известных советских фотожурналистов. С «”лейкой” и блокнотом» он прошёл по дорогам войны от первого её дня до последнего и создал свой фотодневник Великой Отечественной. Ему удалось остановить такие мгновения, которые навсегда вошли не только в документальную изобразительную историю этой войны, но и в мировую фотоантологию войн.

Евгений (Ефим) Халдей родился в 1917 году в пос. Юзовка (ныне г. Донецк), был третьим ребёнком и младшим сыном в семье владельца бакалейной лавки Анания Халдея. Через год, во время еврейского погрома, погибли его мать и дед, маленький Евгений получил пулевое ранение в грудь. Он выжил, но на теле и в душе навсегда остался шрам-напоминание о преступлении против человечности — уничтожении людей по национальному признаку. Может быть, эта трагедия во многом предопределила особую пронзительность его военных фотоснимков-свидетельств преступлений немецких нацистов.

Судьба Е. А. Халдея как фотокорреспондента начала складываться задолго до войны. Ещё в детстве он влюбился в фотографию и в юные годы сам выбрал для себя профессию — на то время совершенно новую, в которой сложно было найти наставников, где главным инструментом становились наблюдательность и творческое начало. Его чрезвычайное упорство и явный талант проявились быстро и ярко — с 1932 по 1938 гг. он прошёл путь от подмастерья у соседа-фотографа до корреспондента «Фотохроники ТАСС» (Телеграфное агентство Советского Союза). Многочисленные командировки во все уголки необъятной Родины давали возможность быть в самой гуще событий, работать в любимом жанре репортажной фотографии, общаться на профессиональном уровне с лучшими мастерами страны.

А дальше была война. Все 1418 дней, представляя редакцию «Фотохроники ТАСС», Евгений Халдей прошёл с легендарной камерой «Leica» от Мурманска до Берлина. На его снимках ратный подвиг четырёх городов-героев — Мурманска, Новороссийска, Керчи и Севастополя, освободительный поход Красной Армии по странам Европы, взятие Берлина, капитуляция Германии, Парад Победы в Москве, Потсдамская конференция, разгром империалистической Японии, Нюрнбергский процесс.

В послевоенные годы жизнь фронтовика Е. А. Халдея складывалась непросто. В 1948 г. его уволили из «Фотохроники ТАСС» с официальной формулировкой — «сокращение штатов». Долгие годы он был вынужден работать внештатником и мог рассчитывать только на гонорары. Многочисленные, в том числе личные ходатайства, не имели результата.

Снимки Е. А. Халдея вновь появились в центральной печати лишь спустя одиннадцать лет, когда его пригласили работать в газету «Правда». В шестидесятых годах он выполнил серию больших репортажей: Магнитка и целина, Нефтяные Камни Баку и хлопкоробы Узбекистана, кинофестивали и военные парады, первый поход советского атомохода «Ленин» и сбор урожая на Кубани, события и люди мирного времени. Это стало для Евгения Халдея очень важным и интересным. В 1973 году он был зачислен фотокорреспондентом в редакцию газеты «Советская культура», где в содружестве с писателем Константином Симоновым организовывал большие выездные фотовыставки. Тема войны и мира была главной…

С 1994 г. Е. А. Халдей получает международную известность, когда в Германии выходит книга «Von Moscau nach Berlin — Ernst Volland und Heinz Krimmer bilder des russischen Fotografen Jewgeni Chaldej» (От Москвы до Берлина — снимки фотографа Евгения Халдея от Эрнста Волланда и Хайнца Криммера), изданная годом позже дополнительным тиражом.

В 1995 г. на фестивале фотожурналистики в Перпиньяне (Франция) особым указом французского президента ему было присвоено звание рыцаря ордена искусств и литературы. На церемонию награждения Е. А. Халдея из Сан-Франциско специально прилетел американский фотограф Джо Розенталь, чтобы встретиться с ним и поздравить. (Розенталь был награждён орденом за год до этого.)

В 1997 г. американским издательством «Aperture» была выпущена книга «Свидетель истории. Фотографии Евгения Халдея» («Witness to history. Photographs of Yevgeny Khaldei»). А в Париже и Брюсселе состоялась премьера 60-минутного фильма «Евгений Халдей — фотограф эпохи Сталина», снятого компаниями Wajnbrosse Productions, CultFilm, RTBF (Télévision Belge), Arte Belgique.

С тех пор выставки его работ организовывались в Германии, Австрии, Италии, Франции и США. Буквально за неделю до ухода из жизни 80-летний Е. А. Халдей открыл выставку в Бельгии. Но не международная слава была ему нужна. Евгений Ананьевич своими глазами увидел, как люди воспринимают события тех лет, какие эмоции вызывают его фотографии. В залах толпы людей, молодых и пожилых, многие — с детьми. С удивлением, восторгом и ужасом открывали они для себя историческую правду. Многие подходили к ветерану со слезами благодарности. Халдей всегда говорил: «Фотография должна жить вчера, сегодня и завтра». Так и случилось.

В течение 10 последовавших после его смерти лет в Америке, Израиле, во Франции и Германии вышли новые книги о Е. Халдее: Alexander Nakhimovsky; Alice Nakhimovsky. «Witness to History: the Photographs of Yevgeny Khaidei. Photographs by Yevgeny Khaldei». — New York: Aperture, 1997; Yevgeny Khaldei; Rachel Schnold; Chaya Galai; Andrea Paymar; Yoav Tadmor. «Icons of War: Yevgeny Khaldei, Soviet Photographer World War II». — Tel Aviv: Beth Hatefutsoth and Ministry of Defense Publishing House, 1999; Mark Grosset. «Khaldei: Un photoreporter en Union Soviétique». — Paris: Chêne, 2004; Yevgeny Khaldei «Das Banner des Sieges». — Berlin: Story Verlag, 2008.

Не был забыт он и в России, Крыму и у себя на родине, о чём свидетельствуют следующие издания: Евгений Халдей. 1917–1997: [фотоальбом]. Из серии «Фотографическое наследие». — Москва: Арт-Родник, 2007; Евгений Халдей. Знамя Победы. — Санкт-Петербург: издательство «СПбОО А–Я», 2015; Дороги войны Евгения Халдея: [фотоальбом]. Материалы III Международной научно-практической конференции «Военно-исторические чтения» «Военные победы в истории Крыма и России». Керчь, 26–28 февраля 2015 г. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2015; Федоренко А. С. Великая Победа в объективе Евгения Халдея. — Донецк: издательство А. С. Федоренко, 2014.

Важно отметить, что значительная часть работ великого мастера оказалась связанной с Керчью. Он стал, по сути, фотолетописцем военных событий на керченской земле. В судьбе Евгения Халдея они занимают особое место. Первый раз он оказался в городе при особых обстоятельствах. Будучи прикомандирован к Северному флоту и оставаясь там, в целом, до января 1943 г., неожиданно накануне 1942 года вызывается в Москву и получает задание отправиться в Крым, где успешно была проведена с участием Азовской военной флотилии и Черноморского флота Керченско-Феодосийская десантная операция. Вместе с группой своих коллег-журналистов фотокорреспондент ТАСС вылетел 3 января самолётом в направлении Куйбышева (ныне г. Самара), откуда они добрались до аэродрома Воропаново близ Сталинграда, с приключениями (отказали двигатели, пришлось менять самолёт) попали в Краснодар. Далее поезд доставил их в Новороссийск. Была попытка дойти морем до Керчи — она не удалась; вернулись обратно и уже из станицы Крымской (ныне г. Крымск) долетели непосредственно к месту командировки. В общей сложности дорога заняла целую неделю.

Город их встретил руинами, безлюдьем, был наполнен страшным горем. Одна из целей командировки заключалась в фотодокументировании преступлений немецких нацистов, которые оставили после себя огромный противотанковый ров, заполненный тысячами умерщвлённых мирных жителей Керчи. Об этом уже все знали. Предполагаемое количество жертв керченских расстрелов было впервые обнародовано в западной прессе 5 января 1942 года со ссылкой на корреспонденции ТАСС, а также в газете «Правда»: «Всего в Керчи фашистскими мерзавцами, по предварительным данным, было убито до 7000 человек». Информация в «Правде» была опубликована за день до выпуска и за два дня до публикации так называемой ноты В. М. Молотова от 6 января 1942 г. «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях», в которой народный комиссар иностранных дел, указав на преступления нацистов в Керчи, привёл эту же цифру. (Она теперь подвергнута ревизии. Современные исследователи считают, что число расстрелянных может быть уменьшено более чем в два раза, но это, в данном случае, ничего принципиально не меняет.)

О своих впечатлениях от увиденного в Багеровском рву — так станут называть вскоре это место — он рассказывает, как и о маршруте поездки, в своих дневниковых записях, любезно предоставленных его дочерью Анной Ефимовной для публикации в фотоальбоме «Дороги войны Евгения Халдея».

«Утром, — пишет он, — пришли к месту кровавой расправы немцев над 7 тысячами женщин, детей и стариков. Зрелище не забудем никогда. Ров длиной 2 км. Люди роют снег, привязывают верёвки к ногам и тащат наверх, потом опознают. В стороне на коленях стоит мужчина лет сорока. Около него трупы жены, детей: сына и дочери. Все расстреляны разрывными пулями. Из ямы вытаскивают детей грудных, завёрнутых в пелёнки. Мы заканчиваем съёмку и молча доходим до города» (Рис. 1, 2, 3, 4).

Ещё одни очень ценные свидетельства, переданные нам потрясённым от всего увиденного и услышанного военным фотокорреспондентом: «Нашим советским шофёрам, оставшимся в Керчи, было приказано возить на расстрел людей. Они остались живыми свидетелями всего происходящего у рва. Людей выстраивали очередями [в] 20–30 человек, невдалеке готовили следующие партии, которых раздевали. Женщины кричали, дети хватались за матерей, ища защиты. Сзади был обрыв ямы, а впереди стояли палачи, с нахлобученными на глаза шапками, потерявшие совесть человека. От одной очереди из автомата люди падали в пропасть, а на их место становилась следующая партия. Так этим “конвоем смерти” было истреблено 7 тысяч людей, ни в чём не повинных людей».

Фотографии следов зверской расправы фашистов над мирным населением облетели весь мир. Скорбный цикл, посвящённый Багеровскому рву, стал иллюстрацией к стихотворным произведениям Ильи Сельвинского и десятками тысяч копий разошёлся по всем фронтам, взывая к отмщению. Злодеяния фашистов в Керчи были настолько чудовищными, что материалы о них фигурировали на Нюрнбергском процессе.

Е. А. Халдею поведали одну душераздирающую историю, достойную киносценария. Во дворе, где он квартировал, все восхищались красотой 20-летней еврейки. За ней стал ухаживать немецкий офицер. Когда узнал, кто она по национальности, сразу же перестал приходить на свидания. Доставленная в числе очередной партии к месту расстрела, девушка, увидев своего бывшего ухажёра, «бросилась ему в ноги, умоляя пощадить её. Истерически рыдая, она умоляла и просила. Офицер подошёл, обнял её и выстрелил в упор».

Евгений Халдей снимал Керчь, совершенно разбитую, искалеченную, со следами взрывов авиабомб и снарядов, с разрушенными предприятиями и жилыми домами, снимал первые восстановительные работы, боевую жизнь воинов и народных ополченцев, охранявших прифронтовую Керчь. Благодаря ему, нам теперь известны панорамы города и замёрзшей бухты, сделанные с господствующей высоты, где были сняты краснофлотцы В. А. Иванов и Н. И. Ганзюк, водружающие военно-морской флаг (гюйс) на Митридате на фоне освобождённого города. Это первый флаг такого рода на долгом его пути к Берлину и знамени Победы над рейхстагом. На снимках Е. А. Халдея тех дней — виды на город и бухту со стороны Новокарантинной слободки и 2-го Самостроя, виды посёлка им. Войкова (Колонка), аглофабрики и металлургического завода с мёртвыми доменными печами (Рис. 5, 6, 7, 8).

Здесь он увидел впервые и предателей — бывших городских голов Феодосии и Керчи, трусливо пятившихся от фото- и кинокамер, опасаясь, что их собираются расстрелять из какого-то неизвестного им оружия (Рис. 9, 10).

В целом, эта поездка, описание которой Евгений Халдей оканчивает уже в Сочи, где он увидел трупы людей, издалека принесённые волнами, произвела на него глубочайшее впечатление. И особенно тяжело, очевидно, было вспоминать ему о заснеженном рве под Керчью («мёрзлой яме», по выражению Ильи Сельвинского), ставшем братской могилой для нескольких тысяч евреев и представителей других национальностей — жертв фашистского террора, не зная ещё, что эта же судьба ждала на Донбассе и самых близких ему людей — отца и единокровных сестёр.

Несмотря на то, что съёмки в Керчи вели в те январские дни и другие фотожурналисты, прибывшие в Керчь (А. М. Межуев, И. М. Анцелович, М. С. Редькин, Д. Н. Бальтерманц), именно снимки Е. А. Халдея более всего известны исследователям истории города. К этому фоторяду теперь следует добавить и недавно поступившие в фонды музея-заповедника работы, часть из которых была представлена выше.

Военные дороги привели Халдея снова в Керчь в ноябре 1943 года. Но прежде, начиная с января, он побывал на Кавказе, где базировались в Туапсе и Геленджике корабли, части и соединения Черноморского флота; в освобождённых в феврале Краснодаре и Ростове-на-Дону; снимал десантников на Малой земле и во время штурма Новороссийска; видел после изгнания врага Таманский полуостров. И, наконец, вновь оказался на керченской земле.

Во время Керченско-Эльтигенской десантной операции, с начала и по середину ноября, удалось освободить несколько внутригородских керченских посёлков и пригородных деревень. Однако враг упорно сопротивлялся. И хотя во второй половине января 1944 года линия фронта на плацдарме приблизилась к центральной части города, взять Керчь не удавалось вплоть до 11 апреля.

Так сложилась его военная судьба, что на отвоёванном плацдарме фотожурналисту предстояло пробыть не один месяц и день за днём снимать всё новые и новые кадры, посвящённые ратному труду моряков и лётчиков, артиллеристов и пехотинцев. Рядом были его коллеги: фотокорреспондент ТАСС Макс Альперт, кинооператоры Семён Стояновский, Аркадий Левитан, Леонид Котляренко, корреспондент ТАСС Марк Туровский. Жили дружной артелью в землянке, в одном из посёлков, в Капканах (Рис. 11). Свои фото- и кинолетописи о событиях в Керчи писали также уже упомянутый Алексей Межуев и мастер кинохроники Владислав Микоша, журналисты центральных, армейских и флотских газет, в частности фотокорреспондент «Красного Черноморца» Александр Соколенко.

Е. А. Халдей сделал за этот период, очевидно, несколько сотен снимков. Многие из них известны давно, некоторые заявили о себе только сейчас, когда из домашнего архива покойного автора были переданы десятки ранее не публиковавшихся фотографий в качестве негативов. Особенно много фотокорреспондент снимал район Еникале (в т. ч. с воздуха), территорию металлургического завода им. Войкова. Есть фотографии, сделанные на фоне высот у Еникальского маяка (ведут пленных, доставляют осликами боеприпасы на передовую). На снимках — полевой аэродром у пос. Опасная, откуда переправляли санитарной авиацией раненых на противоположный берег пролива и шло частичное снабжение войск. Сюжеты его работ посвящены вновь знамени, водружённому над заводскими воротами, откуда была сброшена фашистская свастика; прибытию на Керченский плацдарм представителя Ставки Верховного Главнокомандования маршала К. Е. Ворошилова; высадке всё новых и новых воинских частей и соединений. В объективе его «Лейки» — штабели шпунтовых свай, заготовленных немцами для соединения берегов пролива железнодорожным мостом, остатки различных сооружений, появившихся у противника в ходе подготовки этого строительства (Рис. 12, 13, 14, 15).

Герои боёв за Керчь были знакомы Е. А. Халдею по Геленджику и Новороссийску. Там фотографировал он десантников-куниковцев, лётчиц 46-го гвардейского авиаполка ночных бомбардировщиков, генералов И. Е. Петрова и Б. Н. Аршинцева, журналиста С. А. Борзенко, моряков-катерников Н. И. Сипягина и Д. А. Глухова.

Ему хорошо удавались портретные снимки фронтовиков. Умение в портретном изображении передать характер, судьбу человека стало отличительной чертой творчества фотографа. Однажды в окопе под Керчью он запечатлел молоденькую медсестру, перевязывающую раненого бойца. Знаменитая Катюша Михайлова, по мужу Дёмина, спустя годы оказалась на Красной площади (Рис. 15.1, 15.2). Через 45 лет после войны ей вручили звезду Героя Советского Союза.

Смерть обходила его стороной, словно давая возможность довести военную фотолетопись до конца, — наверное, сама судьба хранила мастера, понимая, насколько полновесно свидетельство каждого его кадра.

Избранные произведения Е. А. Халдея, посвящённые пройденному ратному пути, участию в важнейших послевоенных политических событиях, составили спустя десятилетия большую выставку, называвшуюся по-разному («1418 дней», «По дорогам войны к Берлину», «От Мурманска до Берлина», «От Новороссийска до Берлина», «От Керчи до Берлина», «От Севастополя до Берлина») и в зависимости от места экспонирования менявшую своё название, количество снимков и их содержание. Ещё одна выставка «Константин Михайлович Симонов. Сто фотографий Евгения Халдея» была посвящена его большому другу, замечательному писателю и поэту, фронтовому журналисту, с которым ему пришлось встречаться и в годы войны, и в мирное время в ходе совместных командировок по стране. С этими выставками Е. Халдей объехал весь Советский Союз от Калиниграда до Чукотки, от крайнего Севера до южных морей. В десятках городов страны видели его фотографии (Рис. 16).

После войны Е. А. Халдей неоднократно посещал Крым, бывая и в Керчи, но только осенью 1978 года состоялось его близкое знакомство с тогда ещё историко-археологическим музеем, когда он приехал в город с целью организовать здесь выставку своих работ, на тот момент экспонировавшуюся в Новороссийске. Она была востребована — приближалась 35-я годовщина освобождения города-героя. И выставка была устроена в 4-х залах музея (пожертвовали постоянной экспозицией). Сам мастер участвовал в её оформлении и торжественном открытии в апреле 1979 года. Она вызвала небывалый интерес у жителей и гостей города, приезжавших традиционно не только на отдых и экскурсии. В город прибывали и для участия во встречах фронтовиков, участников боёв за Керчь, а также — чтобы увидеть факельное шествие и всеобщую тризну на Митридате накануне и в День Победы. Фотографии стали откровением для тех, кто никогда не знал войны. Никого выставка не оставила равнодушным.

Многочисленные отзывы как нельзя лучше свидетельствуют об этом. «Выставка производит огромное впечатление. Тысячи кадров Халдея — вся правда войны», — написал в день открытия юнкор Саша Беланов, ныне известный фотожурналист, режиссёр-постановщик документальных сериалов и фильмов о войне, активный участник ежегодно проводимой в Керчи научно-практической конференции «Военно-исторические чтения». Участник обороны Аджимушкайских каменоломен Николай Ефремов в своём отзыве отметил, что каждый снимок — книга о войне. «Никому нельзя забывать о ней», — пишет под впечатлением от выставки преподаватель одной из керченских школ.

Куниковца Владимира Кайду, чей образ был воплощён в монументе «Матрос с гранатой» в Новороссийске, глубоко тронула одна из фотографий: «Тяжело смотреть, когда мать-старушка стоит на коленях у могилы своего погибшего единственного сына, а слезы её горя ничем не измерить». «Надо же, — восхищается один из малоземельцев, — чтобы за одну жизнь успеть быть свидетелем стольких эпохальных событий, а главное, оставить будущим поколениям такие бесценные свидетельства очевидца и увековечить величие нашего народа». И завершает книгу отзывов замечательный эпилог: «За бессмертный труд-подвиг низкий Вам поклон… и многая, многая лета».

Халдей в окружении благодарных ветеранов закрывал эту выставку в конце года и переместил её затем в Севастополь для дальнейшего экспонирования (Рис. 17, 18).

Следующий его приезд в Керчь был связан с открытием летом 1982 года выставки, посвящённой Константину Симонову и имевшей также большой успех.

Год спустя фото Евгения Халдея оказались очень востребованы при создании фотоальбома «Керчь», вышедшего в издательстве «Планета» к 40-летию со дня освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

Летом 1989 г. Е. А. Халдей предложил проэкспонировать в Керчи вновь его выставку о войне с условием её дальнейшего приобретения. Собрание фотографий — 206 планшетов преимущественно размером 60 х 40 см (в общей сложности 316 сюжетов) — было доставлено из Ливадии, где экспонировалось кооперативом «Атей» Крымского областного отделения Украинского фонда культуры.

В 1990-м город приобрёл у великого мастера для музея коллекцию его работ «Дорогами войны», и она с успехом была продемонстрирована в только что построенном общественно-политическом и культурном центре, в двух больших залах. Открыта была в марте, накануне важной даты — 45-летия Великой Победы. Обращает на себя внимание одна запись в книге отзывов, сделанная супругами-ветеранами Майстер: «Спасибо Вам, Евгений Халдей. Ваш труд неоценим, он останется в веках. Пусть наши внуки и правнуки знают, какие мучения и невзгоды пришлось пережить их дедушкам и бабушкам. Сколько стоит Победа! Вот только сейчас будьте бдительны, чтобы снова не возродился фашизм! Это будет на вашей совести. 20.03.90». Как это по-прежнему звучит актуально!

С тех пор выставки фотографий Е. А. Халдея стали открываться регулярно, вызывая неизменный интерес посетителей. Так было в 1994 году в Картинной галерее Керченского заповедника, где экспонировались 60 наиболее интересных по содержанию фотопланшетов. Через два года в художественном выставочном зале г. Энергодара (город энергетиков Запорожской АЭС) было представлено 75 планшетов из Керчи.

В 2018 году выставку военных и послевоенных работ своего отца привезла в Керчь Анна Ефимовна Халдей. Особое внимание привлекли ранее не публиковавшиеся снимки.

Со времени первой выставки у сотрудников Керченского музея сложились тёплые, дружественные отношения с Евгением Ананьевичем. По их воспоминаниям, это был замечательный человек, искренний, добрый, великолепный мастер, державшийся исключительно скромно, но с большим достоинством. Он очень тепло относился к музейщикам и вообще к окружающим. По всей стране у него были друзья, он был любим всеми, кто его знал.

И теперь, много лет спустя после смерти фотохудожника, деловые и чисто человеческие, добрые и искренние отношения поддерживаются с Анной Ефимовной — наследницей творчества Евгения Ананьевича, заинтересованной в том, чтобы об отце знали и помнили. Без её активного участия музей-заповедник не смог бы реализовать к 75-летию Великой Победы свой проект «Дороги войны Евгения Халдея» — издание, включающее не только фотографии из музейного собрания, но и переданные ею многочисленные негативы, отражающие творческую и личную жизнь фотомастера, дополняющие уже известные нам сюжеты по военной истории Новороссийска, Керчи, Севастополя и Крыма, посвящённые его послевоенным поездкам в наш город. Она предоставила возможность опубликовать отрывок вышеназванного дневника военных лет, поделилась важными сведениями из его биографии. А побывав в феврале 2020 года в очередной раз на конференции «Военно-исторические чтения», передала в ходе пленарного заседания в фонды музея-заповедника дорогие её сердцу награды отца, в том числе орден Красной Звезды, полученный старшим лейтенантом Е. А. Халдеем после освобождения Крыма в 1944 году и послевоенный орден Отечественной войны II степени. В общей сложности 11 боевых наград, включая и 9 медалей: «За оборону Советского Заполярья», «За оборону Кавказа», «За оборону Севастополя», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и «За победу над Японией». Момент этот был столь торжественным, что в едином порыве поднялись все участники военно-научного форума и долго аплодировали стоя, отдавая дань памяти фронтовому фотожурналисту и достойно оценивая благородный и глубоко патриотичный поступок его дочери. Анна Ефимовна передала также две записные книжки отца — бесценные документы, позволяющие облегчить атрибуцию отдельных, ранее и вновь переданных ею негативов. Она была весьма тронута тем, что, по её словам, именно Восточно-Крымский музей-заповедник смог подготовить и выпустить в свет лучшее, самое замечательное из всех изданий, посвящённых Евгению Халдею. А поднявшись на гору Митридат, символически повторила там, в присутствии журналистов, водружение привезённого ею знамени (Рис. 19, 20, 21, 22).

Несомненно, хранящиеся в фондах Восточно-Крымского музея-заповедника и принадлежавшие великому мастеру фотосвидетельства эпохальных по значению событий будут всегда служить делу военно-патриотического воспитания, напоминать о цене и значении Победы в Великой Отечественной войне, будут надёжным заслоном на пути фальсификации истории.

 

Текст: Н. В. Быковская, заместитель генерального директора; Н. Н. Непомнящая, научный сотрудник отдела истории Великой Отечественной войны; В. Ф. Санжаровец, старший научный сотрудник историко-археологического отдела Восточно-Крымского ИКМЗ

 

Аннотации к фотоилл. (рис.):

Рис 1–4. Г. Берман над телами своей жены и детей / Багеровский ров / Подъём тел погибших / Опознание. Январь 1942 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 5–8. Приморский бульвар / Гюйс над Митридатом / Вид с Новокарантинной слободки / Доменные печи. Январь 1942 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 9, 10. Ведут на допрос В. Грузинова / Допрос Т. Токарева. Январь 1942 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 11. У землянки военкоров. Керчь, Капканы. Январь 1944 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 12–15. На пути к линии фронта / Знамя над заводскими воротами. 1943 г. / Крупповская сталь для моста / Немецкие пленные. 1944 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 15.1, 15.2. Катюша Михайлова. Керченский плацдарм. 1943 г. / Екатерина Дёмина. Москва, Красная площадь. 9 мая 1975 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 16. Е. А. Халдей у рекламного стенда. 1979 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 17, 18. Ветераны войны приветствуют Е. А. Халдея / Цветы и признательность Е. А. Халдею за выставку. Керчь. Апрель 1979 г. Фонды ВКИКМЗ

Рис. 19–22. А. Е. Халдей с наградами отца / Передача наград Е. А. Халдея / Презентация юбилейного издания, посвящённого Евгению Халдею / Знамя, привезённое из Москвы Анной Халдей. Керчь. Февраль 2020 г. Фотоснимки О.В. Решетниковой (ВКИКМЗ)