БОЕВОЙ ПУТЬ И СУДЬБА УЧАСТНИЦЫ ЭЛЬТИГЕНСКОГО ДЕСАНТА НЕЛЛИ ГАВРИЛОВОЙ (ПАЛЫЧЕВОЙ)

…Поблекшего фото военной поры

Коснётся рука фронтовой медсестры,

Напишет о трудных дорогах рассказ –

Суровую правду, без всяких прикрас…

Ирина Русакевич, Рига


С фотографии 1944 г. смотрит молоденькая девушка. Вьющиеся тёмные волосы, миловидное лицо, открытый взгляд и очаровательная безмятежная улыбка. А за плечами — неимоверно трудные дороги войны, пройденные с честью и жертвенностью, фронтовые дороги Сестры Милосердия.

Нелли Алексеевна Гаврилова (Гаврилиади) родилась 27 декабря 1926 года в крымской деревне Агибель, ныне с. Луговое Ленинского района, в греческой семье. Была третьей и младшей дочерью, старших девочек звали Евгения и Христина. В 1930-е гг. семья переехала в Керчь, и этот древний открытый всем морским ветрам город, узкой лентой протянувшийся вдоль берега Керченского пролива, навсегда стал для Нелли родным.

Училась в школе им. В. Г. Короленко. Обладая хорошим певческим голосом, участвовала в художественной самодеятельности, выступала на школьных концертах. Получив базовое среднее образование, поступила в керченскую фельдшерско-акушерскую школу. Учёбу прервала война.

Несколько месяцев на добровольных началах Нелли работала в госпитале, размещавшемся в здании бывшей богадельни недалеко от завода им. Войкова. 2 ноября 1941 г., а ей не было и 16-ти лет, добровольцем вступила в ряды Военно-морского флота. Направлена Керченском горвоенкоматом во 2-й батальон 9-й бригады морской пехоты Керченской военно-морской базы.

Отметим, что в послужной картотеке моряков (Архив военно-морского флота, г. Гатчина) датой рождения Н. А. Гавриловой записан 1923 г., а в наградном листе на представление к медали «За боевые заслуги» указан 1924 г. Подобные «прибавления себе лишних лет» имели место в начале войны, вспомним, например, историю санинструктора 369-го батальона морской пехоты, участницы боёв за освобождение Керчи Екатерины Илларионовны Михайловой (Дёминой) — «Катюши» с известного снимка Евгения Халдея.

Батальоны 9-й бригады морской пехоты в октябре – начале ноября 1941 г. участвовали в тяжёлых боях, защищая подступы к Керчи. 13–15 ноября, сражаясь с противником в городе, прикрывали отход частей 51-й Отдельной армии на Тамань. В ночь на 16-е последними эвакуированы с пристани Еникале. Нелли было невыносимо тяжело оставлять родной город, видеть с моря, как он горит. Даже спустя годы воспоминания об этом причиняли ей боль.

Вскоре морских пехотинцев перебросили в осаждённый Севастополь, а в декабре Н. Гаврилову направили медсестрой на сантранспорт «Грузия», выполнявший эвакорейсы в Новороссийск, на котором она прослужила полгода. 13 июня 1942 г. «Грузия» погибла в Южной бухте Севастополя в результате авианалёта противника. На борту теплохода, кроме экипажа, находились около 700 человек пополнения для севастопольского гарнизона, а в трюмах свыше 500 т боеприпасов. Портовым катерам удалось спасти из воды лишь несколько тяжело контуженых членов экипажа, среди которых была и Нелли.

Эвакуирована в Анапу, лечение проходила в военно-морском госпитале. В конце июня, ещё не оправившись от последствий контузии, в составе госпиталя и базового лазарета совершила пеший переход через Абрау-Дюрсо в Новороссийск. Зачислена санитаркой в 43-й военно-морской госпиталь Новороссийской военно-морской базы.

2 июля она стала очевидцем массированного налёта немецкой авиации на город и порт, вошедшего в историю Черноморского флота под неофициальными названиями «Новороссийский Пёрл-Харбор» и «Черноморская побудка». В результате страшной бомбёжки погибли несколько кораблей, в том числе лидер эсминцев «Ташкент» и сантранспорт «Украина», только вышедший из ремонта, многие суда и катера получили повреждения. В госпиталь нескончаемым потоком поступали раненые и обожжённые матросы и офицеры. Не хватало места, чтобы всех разместить, и люди лежали в коридорах и во дворе… Нелли особенно запомнился раненый Лёня Жарковой из Ростова, который, находясь без сознания, выстукивал «морзянку» по прикроватной тумбочке.

В конце июля – начале сентября на базе 43-го госпиталя была сформирована 19-я манёвренно-корабельная хирургическая группа, в которую направили санитаркой и Н. Гаврилову. Выделенная в отдельное подразделение, с 14 сентября группа дислоцировалась в Геленджике. Начальник, главврач и врач-хирург — военветврач 2-го ранга майор медслужбы Израиль Исерович Цибулевский. В группе работали врачи-хирурги, фельдшеры, медсёстры, санитары и санитарки, шофёр. Первоначальный состав 19(20) человек.

С сентября по декабрь 1942 г. 19-я группа выполняла эвакорейсы Геленджик-Туапсе/Сочи. За эти месяцы, по архивным данным, ею было эвакуировано 6588 раненых, из них 3023 тяжелораненых. Погрузка велась ночью, на неё отводилось минимальное время. Эвакуация проходила на «случайных» транспортах, в тяжёлых условиях, не хватало даже постельных принадлежностей. Рейсы часто осложнялись штормовой погодой и боевой обстановкой. В наградных листах медработников отмечено, что они ни на минуту не оставляли раненых без присмотра, сохраняя спокойствие и выдержку.

С февраля до сентября 1943 г. 19-я группа работала на эвакорейсах Станичка-Геленджик, сопровождая раненых с плацдарма Малая земля под Новороссийском. В трудных и опасных рейсах участвовала и керчанка Александра Григорьевна Меркулова (по мужу Чередниченко), чьё имя хорошо знакомо жителям нашего города. Для малоземельцев девушки-эвакуаторы были воплощением отчаянной храбрости, большой душевной щедрости и теплоты.

9 октября 1943 г. выходом войск Северо-Кавказского фронта к Керченскому проливу завершилась Новороссийско-Таманская наступательная операция. Началась подготовка к морской десантной операции в Крым. Новороссийская и Керченская военно-морские базы вошли в состав 3-й группы десанта (высадка южнее Керчи и Камыш-Бурунского порта, в районе дер. Эльтигень и бывшей коммуны «Инициатива» близ оз. Тобечик).

20 октября десантный отряд медиков-эвакуаторов прибыл в порт Тамань. У причала, в одном из уцелевших зданий, развернули пост медицинской помощи ПМП-1 (начальник И. И. Цибулевский), установили круглосуточное дежурство, т. к. порт подвергался артобстрелам противника, подготовили базовый лазарет на 10 коек и амбулаторию с перевязочной. Из медработников 19-й группы сформировали «фельдшерский» мормедотряд № 3 (резервный).

Санитарки таманского поста Гаврилова и Меркулова, желая лично участвовать в освобождении Керчи (у Нелли в оккупации оставались старшие сёстры с детьми), просили И. И. Цибулевского перевести их в мормедотряд. Он отговаривал, особенно Шуру Меркулову, которая была после ранения, но в конце концов уступил их настойчивым просьбам. Ещё до первой высадки десантники спросили у дежуривших в порту девушек, откуда они, и считали, что им повезло, будут освобождать свой родной город. Никто и предположить не мог, какие трагические испытания ждут всех впереди…

Мормедотряд № 3 вышел к Эльтигену под утро 3 ноября. Н. А. Гаврилова вспоминала: «<…> была на бронекатере № 22. Штормовой ветер, тяжело плыть, при подходе противник открыл сильный огонь. Очень тяжело подойти к берегу, пришлось бросаться в воду, добираться вплавь. В сарае около школы встретилась с Шурой Меркуловой. Она шла на другом катере. Школа впоследствии стала нашим госпиталем. Военврач Харченко командовал нашей десантной группой».

Бронекатер БКА-422 (его номер по документам) 3 ноября в 9 часов утра сел на мель при высадке, позже снялся, из-за повреждений корпуса вышел из строя до конца операции. Военврач, о котором упоминает Нелли Алексеевна, — это флагманский врач базы 3-й группы высадки десанта капитан медслужбы Виктор Михайлович Харченко (особо отличился в боях на Малой земле как полевой хирург и медик-эвакуатор). Он высадился в Эльтигене с передовыми штурмовыми группами под утро 1 ноября, участвовал в бою за захват плацдарма, организовывал первую помощь раненым десантникам.

3-й мормедотряд остался работать на плацдарме. Из книги врача-эльтигенца Анатолия Игнатьевича Никаноркина «Сорок дней, сорок ночей»: «Школа под железной крышей, половина покрытия сорвана… Раненые находятся в подвале — огромный, тянется под всем зданием… Медсестёр две: Шура — рослая, короткие иссиня-чёрные волосы; её подружка Неля — хрупкая, волосы по плечи колечками. Эти девчата из манёвренно-десантной хирургической группы — эвакуаторы, приехали за ранеными и застряли. Катер их подбили… Без конца крики: “Шура! Иди сюда! Дай воды! Неля, от боли что-нибудь…” Девчата бегают, разрываются».

В подвале было обустроено эвакоотделение десантной группы 279-го медсанбата 318-й Новороссийской стрелковой дивизии, в сарае у школы размещался пост первой помощи флагврача базы высадки, на берегу песчаного пляжа круглосуточно дежурила группа старшего морского начальника коменданта порта Эльтиген капитан-лейтенанта Николая Андреевича Кулика.

Из воспоминаний Нелли Алексеевны: «Нам приходилось ходить на дежурство к стармедначу. Там так было тяжело дежурить, что нет слов высказать, как мы тогда, 18–19-летние девчонки, могли выносить такие трудности. Дежурили под непрерывным обстрелом. Может, кто-то скажет, что не страшно. Это неправда, страшно и жутко, но мы несли свой долг, поддерживая себя ненавистью к фашистской армии…».

При первой возможности медики-эвакуаторы старались отправить в тыл раненых, сопровождали их в пути через пролив и вновь возвращались в Эльтиген. Специально оборудованных санитарных судов не было, эвакуация проходила на катерах-перевозчиках. Погрузка осуществлялась с необорудованного берега, под миномётным огнём противника. «Ходячим» раненым приходилось по воде добираться к катерам, которые из-за мели не могли приблизиться к берегу. Мелкосидящие тендеры и десантные боты, разгрузившись, стремились быстрей покинуть смертельно опасный эльтигенский пляж, и тяжелораненых часто не успевали погрузить на суда.

Немецкий флот, наращивая противодействие десантным конвоям, с 9 ноября блокировал плацдарм. Не хватало боеприпасов, медикаментов, продовольствия, питьевой воды. Снабжение сумели организовать по воздуху, но оно не было достаточным. Нелли Алексеевна вспоминала: «Мы снимали бинты с умерших солдат и офицеров, стирали в морской воде, сушили на себе. Краснофлотцы раздобыли полмешка фасоли, полмешка кукурузы и сельдь в бочке. Замачивали на ночь фасоль и кукурузу, ибо варить было негде, фашист одолевал минами. Ели в сыром виде. Ходили на огороды тайком, вырывали кочаны от капусты. <…> Заболела, высокая температура, очень хотелось пить, но воды не было. Фильтровала морскую воду, но она всё равно оставалась морской. Лучше бы напиться из лужи, но луж не было».

Бомбёжки и обстрелы, блокада и горечь потерь. Самоотверженный уход за ранеными и смертельно опасные эвакорейсы. Кровопролитные бои 4–6 декабря. Изнурительный марш-бросок в ночь на 7 декабря из Эльтигена к Керчи в группе прорыва — сопровождение «отряда» раненых, роль проводников. Душевные терзания о судьбах оставленных на плацдарме тяжелораненых, которых не смогли ни эвакуировать, ни взять с собой. Противостояние на горе Митридат.

Когда Нелли Гаврилова и Шура Меркулова вернулись в Тамань и прибыли в своё подразделение, их никто уже не ждал, они считались погибшими.

В 1944 г. 19-я группа вошла в состав Дунайской военной флотилии (ДуФ), 21–23 августа участвовала в Аккерманской десантной операции (форсирование Днестровского лимана). А дальше были бои за освобождение стран Европы.

С марта 1945 г. Н. А. Гаврилова служила в 21-й медико-хирургической группе Дунайской флотилии. В мае группу из Будапешта направили в Берлин. В дороге, на подъезде к Вене, медики услышали о Победе. «Мы сходили с ума, плакали, радовались, гордились. Целовались, танцевали с незнакомцами. Кричали “Капут Гитлеру”», — вспоминала Нелли Алексеевна.

Вернувшись в Будапешт, она работала медсестрой в 121-м военно-морском госпитале флотилии. В декабре 1945 г. приказом Военно-медицинского управления ДуФ переведена на должность врача в 9-й отдельный аэродромный отряд связи. Демобилизовалась в 1946 г. в звании младшего лейтенанта медслужбы. Награждена медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За боевые заслуги».

В Будапеште Нелли вышла замуж за лётчика-черноморца младшего лейтенанта Николая Николаевича Палычева, с мужем приехала в Керчь. Потом он увёз её к себе на родину, в город Уссурийск (до 1954 г. Ворошилов) Приморского края, где она окончила фельдшерско-акушерское училище. С 1959 г. семья проживала в Хабаровске. Супруг Нелли Алексеевны служил в авиации, она работала процедурной сестрой 11-го отделения 301-го окружного военного госпиталя — одного из старейших военно-медицинских учреждений на Дальнем Востоке (ныне 301-й военный клинический ордена Красной Звезды госпиталь Восточного военного округа). Их сын Анатолий избрал профессию офицера.

В 1968 г. Н. А. Палычева передала в керченский музей письмо-воспоминания и фотографию 1966 г. (хранятся в Научном архиве и фондах Восточно-Крымского музея-заповедника); в фондах Новороссийского музея-заповедника есть её анкета участника боёв за Новороссийск в 1942–1943 гг., фото 1944 г. и номер хабаровской газеты «Суворовский натиск» (от 1 февраля 1980 г.) со статьёй А. Сутурина «Малоземельцы». Приезжая в Керчь к родственникам, она не забывала боевую подругу А. Г. Чередниченко, встречалась с керченскими школьниками, рассказывала об «Огненной земле». В 1985 г. награждена юбилейным орденом Отечественной войны II степени.

В 2019 г. в музее Эльтигена мы познакомились с внучатым племянником Н. А. Палычевой, внуком её сестры Христины — Александром Владимировичем Морозовым и его женой Еленой. Они живут и работают в Керчи, позже передали нам для музейного архива несколько копий фотоснимков из семейного альбома.

Боевой путь Нелли Гавриловой (Палычевой) поистине героический, но сама она не считала, что совершила подвиг на войне. Её благородство и скромность, чистота души и искренняя любовь к Отечеству — достойный пример для нынешнего поколения.

Текст: Н. Н. Непомнящая, научный сотрудник ВКИКМЗ

Размещение: Е. С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ 

 

Аннотация к фотоматериалу:  

Фото № 1. Участница Эльтигенского десанта Нелли Гаврилова. Одесса. 1944 г. Фонды НИМЗ

Фото № 2. Теплоход «Грузия». Фото предвоенных лет. https://fleetphoto.ru/photo/294467/

Фото № 3. В хирургическом отделении 43-го военно-морского госпиталя. Геленджик. 1943 г. Фонды ГИКМ

Фото № 4. Начальник 19-й манёвренно-корабельной хирургической группы Израиль Исерович Цибулевский. 1946 г. https://www.jewmil.com/

Фото № 5. Участница Эльтигенского десанта Александра Меркулова (справа). Снимок 1942 г. Фонды НИМЗ

Фото № 6. Музей истории Керченско-Эльтигенского десанта. Размещается в восстановленном после войны здании школы, в подвале которой в ноябре – начале декабря 1943 г. находилось эвакоотделение 279-го медсанбата

Фото № 7. Раненые морские пехотинцы-десантники на борту малого охотника. Съёмка военкора А. Соколенко. Керченский пролив. Ноябрь-декабрь 1943 г. https://waralbum.ru/388958/

Фото № 8. Лётчик ВВС Черноморского флота, Дунайской военной флотилии Николай Николаевич Палычев. Учётно-послужная картотека ЦАМО. https://pamyat-naroda.ru/heroes/

Фото № 9. Нелли Алексеевна Палычева. Хабаровск. 1966 г. Фонды ВКИКМЗ

Фото № 10. Сестра Н. А. Гавриловой-Палычевой Христина с мужем Фёдором. Из семейного архива А. В. Морозова

Фото № 11. Александр Владимирович Морозов с женой Еленой. Музей истории Керченско-Эльтигенского десанта. 2019 г. Съёмка Н. Непомнящей