СУДЬБЫ ВОИНОВ. ГРИГОРИЙ АФАНАСЬЕВИЧ НУЖА

В Восточно-Крымский музей-заповедник в сентябре 2020 г. поступил запрос от Валентины Владимировны Горлачёвой из Ростовской области с просьбой предоставить информацию о месте захоронения её дяди Григория Афанасьевича Нужи, 1924 г. р., уроженца г. Сальска, сражавшегося под Керчью в составе 32-й стрелковой дивизии, погибшего и похороненного недалеко от х. Юргаков Кут.


В Книге Памяти Республики Крым (фонды Научной библиотеки музея-заповедника) нами были выявлены следующие данные: «Нужа Григорий Афанасьевич, сержант, погиб 13 января 1944 г., похоронен в с. Юргаков Кут (Юркино), братская могила».

Более подробные сведения найдены в архивных документах, размещённых в ОБД «Мемориал» и «Память народа»: «Нужа Григорий Афанасьевич, 1924 г. р., г. Сальск, Ростовская область, призван Сальским ГВК. 32-я гвардейская стрелковая дивизия 11-го стрелкового корпуса, гвардии сержант, химинструктор 30-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона. Убит 13.01.1944 г. Первичное место захоронения: Крымская АССР, Маяк-Салынский район, с. Юргаков Кут, дивизионное кладбище…» — Именной список безвозвратных потерь личного состава 32-й гвардейской Таманской Краснознамённой стрелковой дивизии с 1 по 20 января 1944 года № 0218 от 26.01.1944 г.; «… первичное место захоронения: хутор Юр[г]аков Кут, юго-восточная окраина, мог. № 54, ряд 1-й, 4-1 с юга» — из Книги погребения 32-й гвардейской дивизии, начатой 04.11.1943, оконченной 12.04.1944 г.

В послевоенное время шло восстановление разрушенных в годы войны населённых пунктов Крыма, в том числе и Керченского полуострова. Останки советских солдат, погибших в районе дер. Юргаков Кут и похороненных на дивизионных кладбищах, в т. ч. расположенных в её окрестностях, были перезахоронены в братскую могилу на западной окраине деревни. В 1975 году на могиле установлен памятник, изготовленный по инициативе рабочих керченского труболитейного завода.

В братском захоронении покоятся воины, погибшие в боях в 1942 г., а также с ноября 1943 по апрель 1944 г., — всего более трёх тысяч человек. В основном, это участники Керченско-Эльтигенской десантной операции, в ходе которой 10 ноября 1943 года воины 56-й армии Северо-Кавказского фронта (позже Отдельной Приморской армии) овладели дер. Юргаков Кут; участники тактического десанта, высаживавшегося в районе м. Тархан в ночь с 9 на 10 января 1944 г.

На сайте Международного военно-мемориального центра «Возвращённые имена» размещён список перезахороненных в вышеупомянутую братскую могилу-мемориал. В списке имён значится и Григорий Нужа.

В. В. Горлачёва пишет нам: «Так хочется передать вам огромную благодарность от всей нашей большой семьи за подробную и точную информацию о нашем дорогом дяде Нуже Г. А. Спасибо за эту вашу святую службу. Мы всё-таки надеялись, что он похоронен отдельно, но теперь точно знаем о месте его захоронения. Печально знать, сколько героев здесь лежит, а это — чьи-то дети, сыновья, отцы… Мы были на этом месте в 1985 г. со своими дочками и мужем. Возложили огромный букет роз и землю из родного дома. А вот брат — Георгий Борисович Нужа был здесь дважды в разное время, обходил всё городское кладбище, но увы…

Оказывается, перезахоронение всё-таки было.

Немного из истории нашей семьи. У моей бабушки Анастасии Васильевны было 3 сына: Георгий, Владимир и Борис. Георгий был одарён: и рисовал, и играл на многих музыкальных инструментах, хорошо учился в школе № 1. И вот война… Мы свято чтим память о нём, соблюдаем все христианские обычаи: и заказываем молебны, и поминаем. Его портрет всегда стоит на самом видном месте…

Я надеюсь, этот вирус мы преодолеем и поедем с внучками моими на могилу. И конечно, навестим вас. Посылаю вам фотографию дяди, газету со статьёй о дяде и несколько копий его писем из большого уважения к вам».

Письма с фронта до сих бережно хранятся во многих семьях, передаются из поколения в поколение. Такие письма хранили и родители Григория (Георгия) Нужи — Анастасия Васильевна и Афанасий Иванович. Бойцу в день его гибели было всего 19 лет…

Почти все его письма из сорок третьего года начинаются словами: «Привет с фронта! Здравствуйте, дорогие родители и братья Володя и Боря!»

Из письма от 18 февраля 1943 г.: «Передаю вам свой горячий привет и желаю вам успехов в освобождённом городе. Я уже вам писал 2 письма и телеграмму, а ответа от вас нет… Я думаю, что кто-нибудь-то есть жив или нет? Я до сих пор нахожусь в госпитале. Рана на боку уже зажила, а рука ещё не зажила, но действую я ей очень хорошо. Об этом вы можете судить по тому, что письма пишу правой рукой сам. А ранен я был в правую руку. В госпитале хорошо, я не о чём не беспокоюсь, не знаю только про вас. Как вы живёте, надеюсь, что вы живы, что вы не пропадёте, а если вам нужны деньги… Вышлю вам деньги. Передавайте привет бабушке, тёте Фае, тёте Моте, дяде Пете, братишке Шуре, Васе, Ане. Всё. До свидания».

Из письма от 1 марта 1943 г.: «Передаю всем горячий привет и сообщаю вам, что я уже вполне здоров и готов идти на фронт для окончательного разгрома немецких захватчиков. Сегодня, т. е. 1 марта я вполне здоров и закончилось моё длительное лечение. Благодаря хорошему уходу сестер и врачей за больными я получил хороший результат лечения. На сегодняшний день я также жив и здоров, какой я был до ранения. Дорогие родители и братья, я не уйду из строя нашей Красной Армии до тех пор, пока не будет разбит и полностью уничтожен фашизм и его вдохновители и прислужники. Пишите, как вы живёте и что творили оккупанты в родном городе? Вот и всё. На этот адрес не пишите, я выезжаю из госпиталя».

19-летний парнишка, впервые так надолго оторвавшийся от родной семьи и отчего дома, мужал, познавал солдатскую жизнь. Старался чаще писать письма своим родным, переживая за них.

«…Я с 28 июля 1942 г. был в РККА, т. е. со дня моего выезда. Под Моздоком был ранен, лежал в госпитале, сейчас снова воюю с фрицами. Был я миномётчиком и пулемётчиком, сейчас артиллерист. Обо мне не беспокойтесь, я здоров…, кормят не хорошо, а отлично. Я хочу выслать вам деньги, но не знаю живы вы или нет после немцев. Я уверен, что дома этого не видите. У нас всегда борщ, каша, консервы, табаку сколько хочешь, но я не курю, вот бы отцу табак! 19.06.1943 г.»

«Пишите, как вы сейчас живёте, что есть в огороде, как там наш сад и те прививки, которые мы прививали с Володей? Что есть у вас из хозяйства? 5.07.1943 г.»

«Передаю вам свой горячий привет и сообщаю, что я жив и здоров! За время с 23.06 по 22.07.1943 г. я вам написал 14 писем и открыток. Пишите, как идёт почта, точно сообщайте за какое число вы получаете мои письма, так как я у себя отмечаю, когда я посылаю письма. Бои идут жестокие. Сейчас авиации немцев не видно, за исключением одиночных истребителей. Наша авиация бомбит фрицев и днём, и ночью. Каждый день продвигаемся от 3 до 10 километров. Передавайте всем мой привет. До приятной встречи. Жора. 22.07.1943 г.»

«Передаю Вам свой горячий привет и сообщаю, что жив и здоров. От вас регулярно получаю письма, но не так часто, как пишу я вам. Дорогой папа, я благодарю Вас за то, что чаще всех пишите только Вы. Я не знаю почему не пишет Боря. Вас дома много, а я один. Вы по одному бы письму писали и то было бы хорошо, я каждый день пишу по разным адресам 3–4 письма. Сейчас идут особо жестокие бои. Я выполняю в данный момент сложные и ответственные боевые задачи, если что-нибудь помешает мне вести с вами связь, то пишите моему командиру части Ярошенко или моему другу Кичемасову или Баранову. Вот и всё, обо мне не беспокойтесь. 27.08.1943 г.»

«Здравствуйте дорогие папа, мама, Володя и Боря! Передаю вам свой гвардейский привет… С 25.10.1943 г. я уже член партии. Из кандидатов я вступил в члены партии. Живу хорошо, но времени свободного мало. Так что, если задерживаюсь с письмами, не беспокойтесь. Я перевёл вам по почте 400 рублей. От тёти Раи получил письмо, от дяди Феди и Васи ещё не получал. Пишите, получили ли вы газету с приказом Сталина, которую я вам посылал в конверте? С приветом ваш сын Жора. 27.10.1943 г.».

Сколько нежности и заботы в его письмах по отношению к родителям и всем родственникам.

4 декабря 1943 г., приказом 32-й гвардейской Краснознамённой Таманской стрелковой дивизии (№ 051/н), гвардии сержант, зам. командира орудия 30-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона Г. А. Нужа был награждён орденом Красной Звезды за мужество и смелость, проявленные в боях на Керченском полуострове в ходе десантной операции.

«Привет с фронта! От вас письма получаю часто и вам даю ответы почти на каждое письмо. В этом письме посылаю открытку в связи с тем, что я награждён орденом Красной Звезды…

Пишу карандашом, потому что чернила кончились. Я вам писал, чтобы вы в конверте прислали мне химический карандаш, если это невозможно, то пришлите карандаш бандеролью… 10.12.1943 г.»

«Здравствуйте дорогие папа, мама, Володя и Боря! Передаю вам свой горячий привет и сообщаю, что я жив и здоров, чего и вам желаю. В данное время у нас очень холодно. Выпал снег и уже 3-й день всё метёт и метёт. Я живу хорошо. Моими делами интересуется и высшее командование… Привет всем, всем. Ваш сын Жора!»

«Пламенный привет с фронта! Здравствуйте дорогие папа, мама, Володя и Боря! Первым делом, в своём письме сообщаю вам, что я жив и здоров. От вас письма получаю, но что-то редко. Сейчас морозное утро. Вечером 8-го выпал снег. Иду выполнять боевое задание. Всё. До свидания. Ваш сын Жора! 10.01.1944 г.»

Это последнее письмо Григория Нужи.

Наряду с похоронкой со словами «пал смертью храбрых» его родители получили письма от сослуживцев сына.

«Привет с фронта от Баранова Павла. Здравствуйте родители Жорика! Скорбно писать вам такое известие про незабываемого Вашего сына. Он погиб 13 января 1944 г. Наш лучший товарищ, боевой друг. Он был дважды награждён орденом Красной Звезды, да вот жаль не пришлось поносить. Я прослужил с ним 9 месяцев, были как родные братья. Я поклялся отомстить за Вашего сына. Я пропишу про Вашего сына, как его хоронили. Недалеко от моря есть хутор Юраков Кут. Там есть кладбище нашего гвардейского подразделения за номером 32. Когда его хоронили, меня там не было. Я был на передовой. На кладбище есть могилки, на могилках — памятники с надписями: фамилия, имя, отчество, год рождения, год смерти. Дядя, привет вам передаёт вся наша батарея. Все поклялись отомстить за Вашего сына Жорика. 9.04.1944 г.»

Как именно погиб Григорий Нужа, родные узнали от другого его однополчанина. Письмо было написано карандашом, неразборчивым почерком, и сейчас можно прочесть лишь отдельные слова: «Ночью с 12 на 13 января 1944 г. при оборудовании огневой позиции попал снаряд неподалёку… его ударило осколком в голову! 1944 г.»

Письма с фронта — это документы огромной силы. В пропахших порохом строках самая честная картина настроений, переживаний и событий.

Валентина Владимировна, передавшая нам копии писем Григория (Георгия) Афанасьевича Нужи, пишет: «Прочитав письма дяди, пусть знают крымчане, кто их защищал, кто отдал за них и за всех нас самое дорогое — жизнь. Очень, очень Вам благодарна за неравнодушный ответ, за внимание к нашей семье. С пожеланиями здоровья, удачи, всех человеческих благ для вас и всего Крыма».

 

Текст: Т.Н. Мельчер, научный сотрудник отдела охраны памятников и археологических исследований ВКИКМЗ

Ред.-корр.: Н. Н. Непомнящая, лит. редактор ВКИКМЗ

Размещение: Е.С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ 

Прим.: орфография и пунктуация писем Г. А. Нужи и его боевых друзей сохранены.